« 18 »  05  20 15 г.




Путеводитель по городу

Путеводитель по городу Вильне и его окрестностям Виноградов Путеводитель по городу Вильне и его окрестностям Город Вильна Вильна один из древнейших городов Северо-Западной России и бывшая столица Литовско-Русскаго Государства. В настоящее время она представляет центр административных и военных учреждений и вместе с тем, благодаря целой сети железных дорог, является крупной станцией по сообщениям: с По народной переписи 1897 г. В этом числе по вероисповеданиям население группировалось: православных — 28. В текущем году численность населения, вместе с пришлыми, или так называемыми непостоянными жителями, возросла до 165. Между тем по данным народной переписи в 1875 г. Насколько население Вильны разрослось в течение 50 лет, можно судить по сведениям, помещенным в «Военном Энциклопедическом лексиконе», изданном в 1855 г. В нем под статьею «Вильна», указано, что город имеет около 53. Климатическия условия Вильны таковы: мягкий, слегка, влажный воздух, ранняя, чаще всего хорошая весна, умеренное лето и такая же зима — поздняя и мягкая. Это придает климату характер переходный от континентальнаго к морскому. Средняя температура по Реомюру: зимы — 3,28, весны + 4,78, лета + 13,57 и осени + 5,49. Самая высокая температура в Июле +26,4, самая низкая в Январе — 26,4. Однако бывают иногда и резкия колебания температуры, дожди же выпадают во всякое время года, не исключая зимы. Климатическим недостатком, и при этом не маловажным, следует признать очень ограниченное число солнечных дней. Из многолетних наблюдений можно полагать, что в году средним числом бывает всего 63 ясных дня, между тем облачных — 133 и пасмурных — 169. Город расположен в котловине, окруженной холмами, довольно значительной высоты, при впадении в Вилию ея притока Вилейки. Благодаря холмистой местности, покрытой лесами, окрестности Вильны, по справедливости, заслужили добрую славу. Не менее красивый вид открывается с Замковой горы, находящейся почти в центре города. Вся Вильна растилается перед глазами зрителя и невольно надолго приковывает его взор. Время основания Вильны точно не установлено. Исторически известною она становиться только около 1322 г. Желая обеспечить своей новой столице свободный рост и, по возможности, застраховаться от нападений соседей, он вступил в сношения с тевтонским орденом, папою, с городами: Любеком, Штетином, Ростоком, с жителями острова Готланда. Вильна поэтому очень быстро стала большим городом и своею торговлею и льготами привлекала отовсюду лучших ремесленников и торговцев. По русским летописям, город существовал уже в XII веке. Да это едва-ли подлежит сомнению, так как во времена Гедимина Вильна считалась уже столицею Литовскаго княжества. «Быстрое возвышение города при Гедимине, его рост, процветание, множество как будто сразу появившихся построек, его преимущественное значение и превосходство перед Троками, прежнею столицею литовскаго княжества, — все это говорит в пользу того мнения, что местность при соединении рек Вильны Вилейки с Вилией была хорошо известна современникам Гедимина и здесь давно существовали поселения, гораздо ранее объявления этого места великокняжескою резиденциею». Воскресенская летопись говорит, что около 1128 г. Другим доказательством древности Вильны служит так называемое «Городище», с подземным ходом и построенною над ним башнею. Улица, ведущая от городища вниз, по направлению к Андреевской, сохранила литовское название «Бакшта». В настоящее время тут помещается воспитательный дом «Иисус Младенец». Впоследствии городище превратилось в целую крепость, вокруг которой селились: литовцы, русские и другия народности. Сын литовскаго князя Свенторога Герымунд, избранный в 1265 г. Это был большой двор на месте нынешняго кафедральнаго костела, окруженный со всех сторон стеною. Длина его была 150 локтей, ширина — 100 и высота — 15 локтей. Вход находился со стороны реки. При капище жил верховный жрец Криво-Кривейте с жрецами и войделотками нечто вроде весталокподдерживавшими у капища неугасаемый огонь Знич. Около капища была поставлена особая башня, где ныне колокольня кафедральнаго костела. Нижняя часть этой колокольни, по преданию, и есть остаток башни, с которой Криво-Кривейте возвещал, некогда, народу волю богов. Все это место было названо долиною Свинторога, т. Кроме долины Свинторога, языческия капища находились и в других, ближайших к ней местностях: Антоколь в той части, где теперь военный госпиталь, был главным святилищем языческих божеств. Тут же, по соседству, стояло отдельное капище богини любви — Мильды, на месте нынешняго. Точно также, на месте, где впоследствии была сооруженана площадке по Большой улице, стояло капище Рагутиса — покровителя пчеловодов. Таким образом, уже в то время Вильна была местопребыванием главных жрецов, имевших огромное влияние и значение, и являлась средоточием военных сил; вместе с тем, как крепость, она служила лучшею защитою от нападения врагов. Об основании Вильны существует интересный разсказ польскаго историка Стрыйковскаго, не имеющий однако, исторически — доказанных оснований. Поэтому разсказ этот должен быть причислен к легендам. Стрыйковский повествует, что Гедимин, покоривши русския княжества, жил в Кернове, но потом, построив г. Троки, названый так по множеству убитых здесь зверей, «второченных» его охотниками, перенес туда и свое местожительство. Однажды, охотясь по берегам Вилии, покрытыми тогда густыми лесами, он со всем своим двором прибыл к устью реки Вилейки, где его предки издавна сожигали тела мертвых и где курились жертвы идолам за усопших. Здесь Гедимин собственноручно убил тура на горе, которую назвал Туровою, получившею впоследствии название Замковой. После удачной охоты он лег на той же горе отдохнуть и во сне увидел огромнаго волка в железных латах, вывшаго точно целая стая волков. Верховный жрец литовский Лиздейко растолковал князю, что сон его знаменует славу многолюднаго города, который должен быть на этом месте. Гедимину понравилось такое объяснение жреца и он заложил на горе каменный замок, увенчанный тремя башнями и окруженный тремя валами. Внизу, на «кривой долине», т. Вильна стала быстро застраиваться и украшаться. Внизу горы, кроме капища и помещений для жрецов, находились большие дома и службы с высокими башнями. В них помещались: великокняжеский двор, его казна, конюшни. «Кривой» город был обнесен высоким и крепким частоколом и его окружали реки Вильна Вилейка и Велия, или Вилия. Первоначально, за Бернардинским садом, от так называемой Лысой горы, река Вильна разделялась и левый приток ея поворачивал на запад, протекая по направлению к нынешней Ботанической улице, мимо присутственных мест, и захватывая башню или колокольню. Обойдя затем западную сторону кафедральнаго костела, она протекала к северо-востоку и впадала в Вилию. Крепость являлась, таким образом, неприступною. Само собою разумеется, что все это могло создаться годами, а не одновременно. Поэтому следует полагать, что Вильна существовала гораздо ранее и на первых порах, благодаря соседству с русскими, была населена ими в значительной степени. Старинныя, сохранившиеся до сего времени, некоторыя названия местностей города указывают на разноплеменный состав населения и определяют городския части, какия кем были заняты. Пространство города на восток от Большой улицы, от «Имбар», до реки Вилейки и далее за нею — Заречье и Поповщизна, Сафьяники, Острый конец — было занято русскими. Южная часть этой местности и теперь называется «Росса». Поповщизна и находящийся в ней Пономарский переулок указывают, что здесь селилось православное духовенство со своим клиром. С русскими пришельцами в Литву, естественно, проникло и восточное христианство. В хронике епископа Петра Камераненскаго имеются прямыя указания, что еще в XI столетии русские впервые принесли в Литву христианскую веру. Костелы: Францисканский и Доминиканский, появились в Вильне около 1324 г. Доминиканский, во Имя Св. Духа, находился на месте ныне существующаго костела, того же имени, а францисканцы построили древнейший в Вильнеблиз бывшаго францисканскаго монастыря. Костел этот сохранился до настоящаго времени. По сказанию немецкой хроники Рувиуша, в Вильне с древнейших времен у Медникских ворот был очень богатый гостинный двор, который в 1366 году был разграблен и сожжен. Только в 1375 году князь разрешил отстроить его вновь. Русские купцы построили свой дом, а кампания новгородцев — особый. Этот гостинный двор примыкал к так называемой Троицкой горе, где теперь находится Свято-Троицкий монастырь и семинария. Около половины XIV века это место, покрытое дубовою рощею, служило местом казни преступников. Здесь в 1346 году были казнены язычниками Св. Виленские мученики Антоний, Иоанн и Евстафий, мощи которых почивают теперь в Свято-Духовом монастыре. На запад от Большой улицы и русской части древняго города ютились пришельцы. Тут были: выходцы из Жмуди Жмудская улицапруссы и немцы Немецкая улица ; обосновались здесь и евреи, построившие свой особый гостинный двор Еврейская улица. Коренные литовцы жили около нижняго замка и на Бакште, но большинство их поселилось отдельными посадами в окрестностях долины и лесов. Разнородное население говорило, конечно, каждое на своем языке, но языком государственным во времена Гедимина, Ольгерда и позднейшия признавался русский. На нем издавались законы, «Литовский Статут»говорили при великокняжеском дворе. Гедимин хотя и оставался язычником, однако два раза был женат на русских княжнах, а дочь свою Анастасию выдал замуж за сына Московскаго князя Иоанна Калиты. Преемник Гедимина — Ольгерд точно также относился благосклонно к русскому населению и его религии. Распространение в Вильне православной веры нашло поддержку особенно со стороны княгини Иулиании Тверской, второй супруги Ольгерда с 1349 г. Она же содействовала и сооружению в Вильне православных храмов. Так, когда дубовая роща на Троицкой горе, где пострадали Виленские Мученики, была вырублена, и в этой местности поселились преимущественно русские, привлекаемые ея святостью, то, при помощи княгини Иулиании, они построили здесь церковь во имя Св. Другой храм — Пречистенский собор — также обязан своим возникновением княгине Иулиании. К этому времени православные уже имели, кроме указанных, еще церкви: Пятницкую каменную, сооруженную в 1346 г. После смерти Ольгерда, на великокняжеский престол возсел младший его сын Ягайло, любимец матери. Его братья: Скиргайло — князь Трокский, Владимир — князь Киевский, Дмитрий Корыбут — князь Новгородский, были этим очень недовольны тем более, что Ягайло, женясь на польской королеве Ядвиге, обязался и своих подданных обратить в католичество. Братья его, с своими приближенными, остались православными и Ягайле пришлось обращать в католичество только придворных литвинов, бывших еще язычниками. Огонь Знич пред алтарем Перкунаса был потушен, священная дубовая роща срублена, язычников крестили тысячами в реке и одаривали белыми суконными кафтанами. Кроме того, было объявлено, что всем крестившимся князь обещает свою милость, а людям рыцарскаго звания — польское шляхтерство и полную свободу. На месте, где стояло капище, заложен был в 1387 г. Станислава, а на башне Перкунаса повешаны колокола. Первым в Вильне католическим епископом был Андрей Василло. Устроенная при Ольгерде в верхнем замке на горе православная церковь обращена в костел Св. Ягайло очень щедро одарил и обезпечил латинское духовенство, а городу даровал Магдебургское право Суду его, однако, подлежали только мещане, имевшие оседлость на городской земле; прочие обыватели, сидевшие на землях костелов и замка, судились их владельцами. Браки католиков с православными стали допускаться только при условии, чтобы последние были обращаемы в католичество. Подобныя меры не могли не возбудить в населении вероисповедной розни и раздражения. Обстоятельством этим задумал воспользоваться Витовт Кейстутович, двоюродный брат Ягайлы, давно добивавшийся сесть на великокняжеский престол в Вильне. С этою целью, желая привлечь на свою сторону Ягайлу, он вместе с ним принял в Кракове католичество. Однако, все домогательства его не привели ни к чему. Тогда, обманувшись в своих надеждах, Витовт решился овладеть Виленскими замками силою и обратился за помощью к немецкому ордену, который, с введением католицизма в Литве, лишен был предлога нападать и грабить. Орден поэтому охотно согласился на предложение Витовта. Поход начался в Августе 1390 г. Марии на Песках, но пощадили, вероятно по совету Витовта, православные храмы, с целью привлечения православных на свою сторону. На шестой день крестоносцы взяли штурмом нижний Виленский замок — «Кривой Город». При этом до 2000 человек было убито и взято в плен, множество народу погибло в пламени начавшагося пожара; искавший спасения в бегстве, брат короля — Казимир-Коригайло, начальствовавший в «Кривом Городе», был схвачен и убит. Овладев Кривым Городом, крестоносцы осадили нижний замок, где начальствовал другой брат короля — Скиргайло. Но мужество осажденных, наступившая дождливая осень и недостаток боевых припасов принудили рыцарей отступить. На следующий год ливонцы, под начальством великаго магистра ордена Конрада-Валенрода, снова появились, но в виду поздняго осенняго времени ограничились незначительной стычкой в предместье города, около развалин Св. Марии на Песках и удалились. Тогда Ягайло, с целью прекращения междоусобия с Витовтом, который в Литве имел много единомышленников, предоставил ему княжение в Вильне 1392 г. Витовту пришлось теперь воевать уже с рыцарями. В Августе 1394 г. Не смотря однако на все усилия осаждающих, виленские замки устояли и в Сентябре месяце крестоносцы должны были отойти, заключив перемирие. Вильна представляла собою одне развалины и Витовту пришлось на первых же порах обратить все свое внимание на возстановление города и укрепление его на случай новых нападений врагов. Он возобновил верхний замок, устроил две галлереи, которыя вели в нижния помещения, исправил и вновь соорудил храмы. В 1397 году Витовт сознавал себя уже настолько сильным, что совершил поход на татар. Разбив их под Азовом, он захватил массу пленников, которых и поселил в Вильне, на Лукишках, разрешив им выстроить мечеть. С этого времени татары крепко обосновались в Вильне их именем, Татарскойназвана улица, ведущая на Георгиевский проспект и Лукишки. Второй поход Витовта на орду окончился для него поражением на берегах р. Ворсклы в 1399 г. Неудача заставила его искать поддержки в Польше. С этой целью в 1401 г. Но этот акт вызвал настолько сильное возбуждение в православном населении против католиков, что брат короля Ягайлы, Лев-Болеслав Свидригайло, желая этим воспользоваться для захвата власти, явился в 1402 г. По словам польскаго историка Длугоша, русские монахи, содействовавшие Свидригайле, обещали зажечь виленский замок внутри. План их однако был преждевременно открыт и шесть виленских граждан поплатились головою, за свою приверженность Свидригайле, который принужден был удалиться. Это возвысило еще более столицу Литвы и привлекло в нее русских. Опираясь на численность русскаго населения, Витовт уже серьезно начал думать об отделении Литвы от Польши и создании самостоятельнаго королевства. «В 1429 году в Луцке готовился съезд государей: Римскаго, Датскаго, Польскаго и Крымскаго хана, для улажения разных государственных дел. Витовт, поддерживаемый Императором Сигизмундом, надеялся достигнуть на съезде — согласия Польскаго короля и сената на его коронацию». Римский Император сильно поддерживал намерение Витовта отделиться от Польши, но польские сенаторы единодушно отвергли это желание литовскаго князя. В 1430 году он скончался, так и не успев возстановить свободу литовскаго княжества. Погребен Витовт в кафедральном костеле Св. Над его могилою сделана надгробная плита, а над нею помещена икона Божией Матери, подаренная Витовту в 1386 году греческим императором Мануилом II Палеологом. После смерти Витовта, Литва и особенно Вильна до конца XV века вновь подвергалась междуусобным войнам, разграблению и пожарам. Внутренние раздоры между литовцами и поляками и религиозное разногласие не менее печально отражались на благосостоянии страны и города. В Польше серьезно думали уже совершенно уничтожить великокняжеское достоинство Литвы, но литовцы упорно отстаивали свою самостоятельность. Когда Казимир Ягайлович, новый литовский князь, в 1440 году прибыл в Вильну, его провозгласили в костеле Св. Станислава великим князем литовским. Желая выказать за это свою благодарность, Казимир стал учиться литовскому языку и подарил городу огромный плац, примыкающий к Лукишкам. Место это начало быстро застраиваться, получило все городския права и привиллегии и послужило основанием большой теперь части города — Погулянки. К концу XV века, когда Литовско-Русское Государство унаследовал сын Казимира, Князь Александр, Вильне угрожало нашествие татар, предводимых Менгли-Гиреем и сыном его Магометом. Татары опустошали все, где появлялись. Они разорили Минск, Слуцк, Новгород. Они были уже в 70 верстах от Вильны, которой грозила, конечно, такая же участь. Князь Александр, в целях предотвращения грозившей беды, предложил Менгли-Гирею свою дружбу, убеждая его следовать примеру отца, постояннаго союзника Литовскаго князя Казимира. Тем временем Виленский войт, бурмистр и радцы, с разрешения князя Александра, приступили к сооружению каменной стены, как безопасной в пожарном отношении и более устойчивой при неприятельских нападениях. Особенным торжеством отличалась закладка Острых ворот, или Троицких. В глубину основания их положены были частицы мощей, монеты и серебрянная дощечка с надписью. Окружность площади, обнесенной стеною, составляла не менее пяти верст. Обязанность постройки стены была возложена на всех без исключения горожан, даже на духовных лиц; только бедным разрешалось, вместо каменной стены, ставить деревянный забор. В стене было устроено пять ворот, или брам. В собрании древних актов говориться: «первая брама назначалась за пана старостинским двором к Вилии Виленская ; другая — подле Матки Божое к Трокам Трокская ; третья — подле святой Троицы Троицкая ; четвертая — подле светого Спаса Спасская и пятая — в городе Замковая ». На содержание стражи при воротах была установлена на два года особая плата в размере одного пенязя с воза. Кроме указанных ворот, были еще следующия: Татарския, Рудницкия РудникскияСубоч, Бернардинския и Мокрыя. Период времени с XVI по XIX века в жизни Вильны, можно считать лучшим. Литовские князья: Александр, Сигизмунд I и особенно Сигизмунд Август, очень любили Вильну и содействовали ея развитию и украшению. Население города в это время достигло свыше 75,000 человек; блеск и великолепие двора, богатая и роскошная жизнь вельмож, не могли не удивлять иностранцев. Так например, Финляндский князь Иоанн, сын Густава Вазы, при въезде в Вильну, с Большой Погулянки, был поражен великолепием вида города. Не менее поразила его и разноплеменность населения: здесь были литовцы, русские, поляки, армяне, италианцы, греки, немцы, турки, татары, евреи, явившиеся в своих национальных костюмах встретить высокаго гостя. В это время Вильна вела уже обширную торговлю с Ригою, Псковом, Новгородом, с некоторыми Приволжскими городами, с Константинополем, Данцигом, Крымом, с Пруссией, Силезией, Венгрией и другими. В городе находились громадные склады всевозможных товаров, которые и расходились по разным местам. Город стал богатеть, застраиваться хорошими домами и принимать вид более или менее благоустроенный. Появляются новыя улицы и переулки, из которых многия сохранились до нашего времени, другия безследно исчезли, или переменили название и направление. Древнейшая улица — Замковая. Как и теперь, она шла от Замковой горы к ратуше. Иногда она именовалась и Большой, которая служит ея продолжением. Часть Большой улицы между православным собором и Андреевской улицей носила название Имбары. Здесь, в старой Вильне, были склады товаров, амбары, отчего это место и получило такое название. Затем от Замковой улицы следует переулок Скоповка. В начале XVI столетия на этом месте плацы принадлежали францисканам, которые часть их продали королевскому секретарю Станиславу — Якову Скопу, увековечившему этот переулок своим именем. Святоянская улица Ивановская получила свое название от стоящаго в начале ея костела Св. Иоанна, заложеннаго в 1388 году королем Ягайлою. Нынешний Шварцов переулок носил различныя названия. Первоначально он назывался Задоровским, получив это название по проживавшему тут некому Задоровичу. Далее следует упомянуть Стеклянную улицу, существовавшую еще в XVI столетии, и Немецкую, одну из древнейших улиц Вильны. Ея название указывает, что по ней селились преимущественно немцы. Она именовалась также и Монетной, так как здесь помещался когда то литовский монетный двор, о котором говорится ниже. Рудникская улица вела от рынка к Рудникской браме, около костела Всех Святых, и далее за город и служила преимущественно для провоза из заграницы товара. Ныняшняя Покровская улица также одна из старых. Она получила свое название от Покровской церкви, которая уже во второй половине XVI века пришла в окончательный упадок. К Большой же улице примыкала и улица Савич, проходившая по Бакште и Андреевской улице. Здесь же находилась Пятницкая церковь, существующая и теперь в обновленном виде. В другом конце Большой улицы, недалеко от Острых ворот, к ней выходила Сиротская или Субочая улица Собачья. Последнее название объясняется тем, что тут, под воротами башни, с незапамятных времен, как по праву наследства, жил городской палач — кат. Помощники его, подказники или собачники, занимались также ловлею бродячих собак, вследствие чего и улица получила название Собачьей. От этой улицы к Большой шел переулок, существующий и. Он назывался Смилинской ул. В XVI же столетий существовала и Виленская или Вилейская улица, которая вела к реке Вилии. К ней примыкали две улицы: Трокская и Свято-Духовская, названная так по сооруженному на ней костелу Св. Не менее древней является улица Епископская, именующаяся теперь Дворцовою. В XVI веке на этом месте стояли палаты литовскаго вельможи Гаштольда. Будучи усердным католиком, Гаштольд посетил здесь католических монахов францисканскаго ордена. В 1369 году литовцы, тогда еще язычники, убили этих монахов. Впоследствии, в 1543 году, на месте убиения их был построен существующий и в настоящее время. Близ костела помещался епископский дом, который в конце XVIII века был предназначен под помещение Высочайших Особ во время их приезда в Вильну; с того же времени в нем живут и генерал-губернаторы. Вильна стала разростаться и украшаться особенно во времена князя Александра, который окончательно поселился в ней, оставив Троки. С прибытием в Вильну его жены, княгини Елены, дочери московскаго царя Иоанна III, великокняжеский замок был расширен. В нижнем замке у католическаго духовенства был приобретен плац, на котором поставлен посольский двор для московских бояр. В верхнем замке был устроен арсенал и мастерския для выделки различнаго рода оружия. Избранный 9 Декабря 1506 г. Огромные пожары в 1513 г. Поэтому после вторичнаго пожара Сигизмунд I вынужден был отстроить заново почти весь город. Он же поручил архитектору Гозию построить и постоянный мост через Вилию. Мост этот, известный под названием «Зеленый», оконченный в 1536 г. Кроме того же были построены и два другие моста, один — возле Пречистенской церкви и Бернардинскаго монастыря, а другой — возле Спасских ворот. Около того-же времени были сооружены и мельницы, из которых одна — Королевская, находилась близ Замковой горы. Несколько ниже этой мельницы был выкопан канал, соединявший левый рукав Вилейки с Вильею. Тут же была установлена еще одна мельница специально для княжескаго двора. С устройством удобнаго постояннаго сообщения с городом заречныя местности: Снипишки, Заречье, Рыбаки, быстро стали застраиваться и заселяться. На Рыбаках, названных так потому, что здесь проживали преимущественно рыбаки, около половины XVI века был построен первый в Вильне стеклянный завод. Здесь же были построены и два кирпичные завода. Бумажная фабрика явилась в Вильне около 1522 года и находилась при реке Вилейки, несколько выше мельницы. В XVII столетии она сгорела и вместо нея был построен пороховой завод. Через Заречье шла дорога к Полоцку, ныне Полоцкая улица. Здесь, в те времена, находились дворцы известных литовских вельмож: Огинских, Сапеги, Друцкого — Соколинскаго и. Пожар в 1530 году, как сказано выше, уничтожил большую часть города; это заставило магистрат озаботится об увеличении хорошей воды. За Трокскою брамою находится прекрасный источник Вингера, но его было недостаточно. Поэтому магистрат приспособил для пользования Жупранский источник, около Поплав. Такой же источник нашелся и на Немецкой улице и к нему были проведены трубы. На Стеклянной улице, против Воскресенской церкви, в 1575 г. Один из них, Яков Бабич, был Виленским бургомистром. Первыми печатными произведениями в Вильне появились: Апостол, Акафист, Псалтир и Часослов, напечатанные полочанином Франциском Скориной. Во второй половине XVI столетия в этой типографии начал работать 1576 г. Петр Тимофеев Мстиславец из Москвы. Затем та же типография напечатала: Запрестольное Евангелие, Катехизис, Октоих, Литовский Статут, и т. С начала XVII века типография эта перешла в ведение Виленскаго Свято-Духовскаго братства, широко распространившаго свою деятельность, особенно около 1623 г. Братство устроило школу, существовавшую до конца XVII и начала XVIII века. В то время Свято-Духов монастырь и братство обладали огромными недвижимыми имуществами в виде домов имений. Многие виленцы, богатые и родовитые, имели в этом монастыре родственников и поэтому, конечно, записывали в пользу монастыря щедрые вклады. На церковных землях 14-ти Виленских церквей в 1672 году насчитывалось 64 дома и 6 плацов с оградами. Монетный двор в половине XVI века находился на Немецкой улице, в доме литовскаго подскарбия Горностая. Предместники его, Иван Лютомирский и Юст Десий, поставили монетное дело на высокую ступень совершенства. Литовския монеты были лучше польских и поэтому в 1572 г. Двор занимал большое пространство в начале Немецкой улицы на правой стороне от ратуши и около половины XVII столетия он был переведен в Ковну. На Немецкой же улице с 1583 г. Внешний вид помещения носит следы глубокой старины. Ворота низки, построены на сводах и могли в те времена служить даже крепостью. Затем тянется несколько дворов, соединенных корридорами, узкими, темными, сводчатыми. Кругом одного двора высится большой, каменный двухъэтажный дом с старинными окнами. Протестантизм в Вильне стал распространяться особенно в царствование Сигизмунда Августа. Торговыя сношения, немецкая колония, насчитывавшая в своей среде не мало лиц, близких ко двору, а вместе с тем и отправление молодых богатых юношей местной аристократии оканчивать образование заграницей — все это способствовало распространению в Вильне лютеранства. Насколько протестантския воззрения прочно укрепились в Вильне, указывает как название целой улицы, в то время одной из бойких и больших, Немецкою, так и сооружение лютеранскаго храма, о котором сказано выше. Точно также и кальвинизм нашел в Вильне благодарную почву. На Завальной улице существует и теперь кальвинская кирха. Веротерпимый Сигизмунд Август вел даже переписку с Лютером и Кальвином. Лютер посвятил ему перевод библии, а Кальвин — объяснение посланий апостола Павла к евреям. Благодаря этому лютеране и реформаторы безпрепятственно сооружали в Вильне свои храмы исповедывали свое учение. Но, со смертью Станислава Августа, положение виленских некатоликов изменилось: в борьбу с ними открыто и с пресущей тому времени жестокостью вступили появившиеся в Вильне еще в 1569 г. Пострадали особенно кальвинисты, которым запрещено было иметь даже свой храм в черте города. Вильна стала очагом всевозможных смут, религиозных гонений и явных злоупотреблений. Кратковременное царствование преемника Станислава Августа, Генриха Валуа, а затем Стефана Батория, избраннаго польским королем, в 1575 г. Стефан Баторий, занятый внешними делами своего королевства и теми внутренними неурядицами, которыя уже служили предвестниками будущих смут и тяжелых политических осложнений, в Вильне бывал редко. Многие вельможи, недовольные порядками, давно уже начали делать попытки к сближению с Москвой. Один из знатнейших вельмож того времени, Григорий Остин, уличенный в тайных сношениях с Московским царем Иоанном IV, был казнен в Вильне 18 Июня 1580 г. Но казнь эта не остановила хода событий; она только заставила недовольных действовать осторожнее. Еще более тяжелые времена наступили с 1587 г. Последние стали распоряжаться в Вильне уже самовластно, заботясь исключительно о пропаганде католицизма. Торговой класс города и народ, оставшиеся верными религии своих отцов и не принявшие ни унии, ни католичества, не находили себе защиты, разорялись постепенно или покидали Вильну. Безпорядки и злоупотребления увеличивались и тем, что в городе существовало много особых управлений, кроме главнаго — ратуши. Епископ, монастыри, дворец, замок и даже частныя лица имели право на своих землях судить по собственному усмотрению. Все это не могло не отражаться и на внешности города, который постепенно начал приходить в упадок и беднеть. Частые, огромные пожары еще более увеличивали беспорядок города. После пожаров каждый, кто мог, строился по своему собственному соображению, без всякой системы. Большинство улиц представляли собою массу грязных, курных изб, нагроможденных как попало, без всякаго правильнаго распределения. Только некоторыя из них, как например, Большая улица, Замковая, Бискупская Дворцоваяимели вид несколько благоустроенный. Не в лучшем положении были и городския предместья, из которых Антоколь, впоследствие красиваго местоположения, находился в сравнительно хороших условиях. Здесь, в своих дворцах и палацах проживали вельможи: Слушки, Сапеги, Пацы, Вершупа и др. Интересное описание Вильны 1599 года дает польский писатель Крашевский в своей повести: «Последняя из рода Слуцких». Примечания Сохранены примечания автора, дополненные «Балтийским архивом» выделены курсивом. В статистической ведомости о народной переписи лица эти выделены без указания, к какому вероисповеданию они принадлежат. Вильна находится под 45º, 41 северной широты и 25º, 17 восточной долготы, на высоте 388 фут. Замковая гора с развалинами Верхнего замка в историческом центре города; высота от подошвы 48 метров, над уровнем моря — 142 метра. Город великаго Герцогства Мекленбург-Шверинскаго при р. В XIV столетии пользовался большой силой и могуществом и состоял членом Ганзейскаго союза. XX, стр XXV — предисл. «Вильняне, боясь Мстислава Великаго, завоевателя земли Кривской, около 1128 г. » — Карамзина, т. Речь идет об улице Бокшто, на которую выходила улица Савича ныне Савичяусво второй половине XIX. Герымунд Гермунд считался сыном легендарного литовского князя Свинторога, отцом Довмонта, князя псковского в святом крещении Тимофей ; время правления Гермунда относится к 1270 — 1275 гг. Римско-католический приходской костел Святых апостолов Петра и Павла на Антоколе, памятник архитектуры XVII. Хроника Лодзяты — Нарбут т. Мацей Стрыйковский 1547 — 1593польский историк и поэт, автор «Хроники польской, литовской, жмудской и всей Руси» 1582. Ныне местечко в Виленском уезде, в 34 верстах от Вильны, основанный, около 1040 г. Не в далеком разстоянии от Вильны впадал в Вилию источник Вингер, под названием «Кочерга»; он сохранил до сего времени свое первоначальное русло. Вилия и Вильна у литовцев называлась «Нерис». Часть Большой улицы между Андреевскою и кафедральным собором с древнейших времен носит название Имбары. Здесь находились склады товаров, амбары, благодаря чему улица в XVI. Подробное сказание о жизни и кончине св. «Литовский Статут» кодекс законов появился в Литовско-Русском государстве в XVI. Первое или «старое» издание его не было напечатано. Вторично статут был пересмотрен издан в 1566 г. В это издание вошло особое постановление, предписывавшее обязательное употребление русскаго языка в судах. Наконец, третье издание статута последовало в 1588 г. Переводы статута на польский язык начались только с 1616 г. Действие статута в пределах Северо-Западнаго края отменено в 1840 г. Насколько русский язык был господствующим в Литовско-Русском Государстве, свидетельствуют два польских писателя: Первый, в своей «истории Литвы», говорит: «давным давно русский язык вошел в употребление в здешней стране т. Литве и получил первенство перед литовским. В XVIII веке русский язык был в общем употреблении в Литве; потому что на нем удобнее было везде объясняться; потому что он был письменным и господствующим. Латинский язык и немецкий были употребляемы только в дипломатических сношениях, но русский имел перед ними преимущество, вследствие обширности русских владений. Родственныя связи чрез супружества, договоры, распространение веры по греческому обряду, усваивали более и более употребление этого языка. Русский язык был языком современной жизни, тогда как литовский был наследием давно минувшаго». Последний же, «в истории польской литературы», отмечает: «Все литовския летописи писались по русски, рунических же летописей или написанных по литовски вовсе не существовало, когда их не отыскал даже Матвей Стрыйковский. Литва приняла язык более цивилизованной Руси; при дворе, в законодательствах, в дипломатии — русский язык был господствующим». Чацкий «Сборник статей» Ольгерд Альгирдас, Algirdas, в крещении Дмитрий; ок. Описание храмов, костелов и проч. Ягайло Владислав II Ягелло, ок. Магдебургское право сборник законов издано около конца XII века. Этим правом город освобождался от судов, власти воевод, судей, наместников и т. Городские обыватели не несли воинской повинности, городу представлено право приобретать земельную собственность и пользоваться другими привиллегиями, ранее принадлежащими одной шляхте. Отменено Магдебургское право в 1831 г. Городовой магистрат в Вильне был образован в 1432 году. Главою его был войт; в магистрате заседали рядные и бурмистры, при чем одна половина составлялась из православных, а другая — из католиков. Городская Дума образована в 1808 году и, наконец, 22 Июня 1876 г. Витовт в крещении католическом и православном Александр; 1350 — 1430великий князь с 1392 г. Ян Длугош Jan Długosz; 1415 — 1480 — польский историк и дипломат, архиепископ львовский; автор 12-томной «Истории Польши» на латинском языке. Первым Виленским митрополитом был Григорий Цамвлак. Борьба Литвы за независимость продолжалась более 139 лет и, наконец в 1569 г. Провозглашен Литовским князем в 1492 году. » — Карамзина, т. Несколько монахов, спасаясь от убийц, скрылись на горе, которая находится около Замковой, по другую сторону реки. Здесь они были застигнуты толпой язычников, распяты на крестах и сброшены в реку. С того времени и гора эта получила название Крестовой. До второй половины XIX столетия на ней еще стояли три креста в память убитых. В Вильне и теперь можно встретить изображения Крестовой горы с тремя крестами. На рисунке общаго вида города в 1700-тых годах стр. Описание дворца помещено отдельной статьей. Скончалась в 1513 г. Гозий, знаменитый архитектор того времени, скончался, не окончив постройку моста. Право его перешло к его сыну Яну, который, окончив мост, пользовался и правом брать плату с проезжающих. Он же выстроил и богадельню при Доминиканском монастыре. Строителем мельницы был тот-же Гозий. Мельница разобрана была в 1870 г. За этот долгий период времени, надо полагать, она перестраивалась не. Развитие печатнаго дела в Вильне помещено в отдельной статье — «Книгопечатание и типографское дело в Вильне». Сигизмунд II Август — сын Сигизмунда I; при жизни отца, управлял Литовско-Русским княжеством до 1544 г. Женат был на Елисавете Австрийской, а после ея кончины, вступил в брак с Варварой Радзивилл. В его время последовала так называемая «люблинская уния» — соединение Литвы с Польшею в одно государство в 1569 г. Сигизмунд Август скончался в 1572 г. Описание помещено в следующем отделе. В царствование Батория Виленская хроника отмечает только преобразование коллегии в академию. Подробности указаны в статье «Виленский университет». Император Петр I, во время своего пребывания в Вильне в 1705 г. Впоследствии дворец этот, проданный за долги, был обращен в пивоваренный завод Зайковским. В настоящее время это здание принадлежит казне и обращено в тюрьму. Путеводитель по городу Вильне и его окрестностям. С 50 рисунками и новейшим планом, составленным по Высочайше конфирмованному. Вильна: Типография Штаба Виленского военнаго округа, 1904. OCR © Анна Мороз, 2008. Сетевая публикация ©2008. © Русские творческие ресурсы Балтии, 2008.

Карта сайта

77 78 79 80 81 82 83 84 85


Гена Борщевский